Поиск: 

Первые "Нобели" третьего тысячелетия


Каждый год 10 декабря (в годовщину смерти Альфреда Нобеля) в Швеции происходит торжественное награждение выдающихся ученых планеты. Точнее, тех, кого сочли выдающимися шведские академики.
Ныне это произойдет в сотый раз. Лауреаты получат 6 премий, каждая из которых равна 10 миллионам шведских крон (947,7 тысячи долларов).

Праздничная церемония вручения всегда проходит очень пышно. Фраки и цветы, хрусталь и шампанское -- в присутствии августейших особ. Роли участников тщательно расписаны. Речи отрепетированы. Пять премий вручают в Стокгольме, шестую -- борцам за мир -- в Осло. На следующий день, 11 декабря, банкет с участием членов королевской семьи и нобелевских лауреатов. Благо короли есть и в Швеции, и в Норвегии. Каждую перемену блюд подают под заказанную лауреатами музыку. И последнее блюдо -- коронное выступление лауреатов.

За последние несколько лет Нобелевскому комитету удалось значительно повысить размер самих премий. Раньше он исчислялся сотней-другой тысяч долларов. Но зато и получателей почти в каждой номинации стало значительно больше, чем один, -- приходится делить сумму на три-четыре части. Потому что, как объясняют академики, ныне научные открытия в одиночку не совершаются.
Итак, знакомьтесь -- лауреаты сотой премии Нобеля.

Жидкий свет
Нобелевскими лауреатами 2001 года в области физики стали два американца -- Эрик Корнелл и Карл Вейман -- да один немец -- Вольфганг Кеттерле. За получение пятого агрегатного состояния вещества -- конденсата Бозе -- Эйнштейна. Которое возникает при температурах, близких к абсолютному нулю. Ученым удалось достичь состояния вещества, при котором движение атомов практически прекратилось. Оно очень пригодится при создании атомных лазеров и имеет огромные перспективы в нанотехнологии.

Теоретическую возможность существования конденсата допустил в 1924 году индийский физик Шатьендранат Бозе. Он послал свои вычисления Эйнштейну, а тот выдвинул гипотезу о существовании состояния вещества, противоположного плазме. Отсюда и название.

Почему кидают русских
Нобелевскую премию по физике за 2000 год российский ученый Жорес Алферов разделил с американцами Гербертом Кремером и Джеком Филби. Премия была присуждена за выдающиеся достижения в деле развития современных информационных технологий. Всего по физике Россия имеет 7 Нобелевских премий.
А США -- 67. На самом деле русские физики сделали очень много для развития мировой науки. А вот лауреатов мало. Причин тому несколько.

Во-первых, Нобелевская премия не присуждается посмертно. И поэтому награду за изобретение радио в 1909 году получил итальянец Маркони. Ее разделил бы с ним Александр Попов, но его к тому времени уже не было в живых.
Но и субъективизма в выборе претендентов хватает. Так, в 1997 году премию за лазерные методы охлаждения получили американцы, а между тем наш ученый В. Летохов из Института спектроскопии первым достиг рекордных температур.

Чаще всего наших ученых обходят потому, что они не умеют рекламировать собственные достижения. Мало печатаются и не ездят по симпозиумам. Но нельзя ведь, свершив что-то великое, сидеть в лаборатории и ждать, когда Нобелевский комитет сам начнет по мобильнику дозваниваться и о результатах вопрошать... Надо уметь подать себя.

Только правильная ориентация
В области химии лауреатами стали опять же американцы, Уильям Ноулз и Барри Шарплес, в компании с японцем Риодзи Нойори. Эти ученые разработали метод, позволяющий контролировать химические реакции в клетках.

Дело в том, что молекулы в клетках, развиваясь, могут принимать две формы, зеркально противоположные друг другу. Как правая и левая рука. При этом вторая, если она появится, станет невероятно опасной для клетки.

Метод, предложенный лауреатами, поощряет развитие молекул только в "правильном" направлении и исключает появление "неправильных". Теперь фармацевтические компании смогут производить лекарства, используя только "правильно ориентированные" молекулы.

Рак -- под контролем
Первыми в новом веке Нобелевскими лауреатами по медицине академики назвали ученых, исследовавших механизм развития раковых клеток. Американец Леланд Хартвел и британцы Тимоти Хант и Пол Нерс разделят премию на троих. За выдающиеся исследования в области цитологии и онкогенеза. Хартвел, работая в Исследовательском центре по изучению рака, выделил группу генов, контролирующих клеточный цикл. И выявил белки, от которых зависит скорость развития клеток. А Хант и Нерс, сотрудники Лондонского онкологического института, продолжили его работу, выделив около 100 новых генов и десяток молекул протеинов, которые отвечают за правильность и четкость деления клеток. Работы этих ученых помогут диагностировать рак на очень раннем уровне.

Я знаю то, чего не знаешь ты
Премия по экономике тоже звездно-полосатая. Ее удостоились Джордж Акерлоф, Майкл Спенс и Джозеф Стиглиц. Правда, с очень большим опозданием -- за сделанный еще в 70-е годы анализ рынков с асимметричной информацией.

Это такой рынок, на котором одни участники знают о предмете сделки гораздо больше других. То есть практически любой. Ведь совершенно очевидно, что если я беру кредит, то я лучше, чем кредитор, знаю, смогу ли отдать его вовремя. И на рынке труда -- та же ситуация: нанимаемый явно более информирован о своих качествах, чем наниматель.

Экономисты считают, что если продавцы знают о качестве товаров больше, чем покупатели, то на рынке начинают доминировать товары низкого качества. И если разрыв станет слишком большим, рынок может развалиться. Для исправления ситуации приходится вмешиваться государству.

Это, конечно, не слишком либерально, но очень актуально. Ведь та же Америка на спровоцированный террором кризис среагировала вполне адекватно -- резко возросло присутствие государства на рынке. Только за последний месяц госвливания в экономику США превысили 100 млрд долларов.

Теория и практика несовместны
Строго говоря, Нобелевской премии по экономике не существует. Поскольку ее нет в завещании Нобеля. Однако Шведский государственный банк в 1968 году в ознаменование собственного трехсотлетия учредил "Мемориальную премию имени Альфреда Нобеля в области экономических наук".

Получали ее в основном американские экономисты. Из 43 лауреатов -- 27 были гражданами США, 6 -- Великобритании, по два из Швеции и Норвегии, по одному -- из Германии, Франции, Индии, Нидерландов и даже СССР (Леонид Канторович, 1975 год). Похоже, шведы считают, что именно американский капитал умеет как никто решать все мировые экономические проблемы. Но однажды с лауреатами приключился неприятный конфуз. В 1997 году премию получили американцы Мертон и Скоулз за разработку "теории оценки и минимизации риска инвестиций на фондовом рынке". На основании этой теории энергичные лауреаты организовали многомиллиардный международный фонд Long Term Capital Management. И представьте, этот финансовый "Титаник" с двумя нобелевскими капитанами позорно "затонул". Разорился, не проплавал и года.

А Нобелевская премия по экономике 1998 года досталась индийцу А. Сену за исследование механизмов возникновения нищеты и борьбы с ней. Похоже, не по заслугам. Наверное, как возникает нищета, индиец знает в совершенстве, а вот в методы борьбы, предлагаемые им, правительство Индии почему то не верит. Раз не берет на вооружение...

Что в мире болит
Нобелевскую премию по литературе 2001 года присудили 69-летнему британскому романисту и журналисту Видьядхару Сураджпрасаду Найполу. Найпол -- выходец из семьи индийских браминов, осевшей на карибском острове Тринидад. Основная тема его творчества -- распад колониальной системы и попытки обустроиться в постколониальном мире. Академики отметили "тонкое повествовательное мастерство писателя". Причем особо выделили книгу 1987 года "Загадка прибытия" -- о путешествиях в Индию, Иран и другие страны. Однако в выборе академиков наверняка присутствует политический подтекст, поскольку последняя книга Найпола "Сверх веры" посвящена исламскому фундаментализму.

А вокруг полыхает война
Премию мира вручают в Осло потому, что Нобелю нравилось умение норвежцев решать конфликты мирным путем.
В этом году эту премию получит ООН. И ее Генеральный секретарь. Среди претендентов назывались: экс-президенты Джимми Картер и Марти Ахтисаари. Кубинский бородач Фидель. Римский папа Иоанн Павел II. Международный Красный Крест. Европейский суд по правам человека. Но члены Нобелевского комитета выбрали именно Кофи Аннана, за то, что "...он вдохнул новую жизнь в ООН, он борется за права человека, против СПИДа и международного терроризма". Кофи и правда в апреле этого года опубликовал "Пять важнейших пунктов для борьбы с эпидемией СПИДа". И объявил выполнение этой программы своей личной задачей. А вот в нынешних буднях, когда глинобитные хижины Афгана рассыпаются в исходную глину, когда Шеварднадзе днем с огнем ищет новых миротворцев и под шумок пополняет отряды чеченских боевиков грузинскими полковниками, когда почта всех континентов развозит по адресатам некий белый порошок, Кофи никак не может определить свою позицию. Может, все еще шприцы для наркоманов пакует?

Да, сегодня присуждение премии мира секретарю ООН у многих вызывает иронию: "Где ты был, Кофи?" Но мир наш так устроен, что благие намерения любых людей и любых сообществ непременно выстилают дорогу в ад. Не себе, так другому. Именем Бога или Аллаха. Во имя всех людей или за мир во всем мире. И чем больше в мире войн и конфликтов, тем больше миротворцев. Все хотят как лучше. А получается -- как всегда...

Так было и в 1998 году, когда разомлевший от потрясающих успехов дела мира Нобелевский комитет присудил премию Дэвиду Тримблу и Джону Хьюму, лидерам политических партий Северной Ирландии, за подписание соглашения о мире. В полном соответствии с законом Паркинсона сразу же после присуждения премии в наметившемся мирном процессе возникли непредвиденные осложнения. И в выпусках новостей сюжеты о вручении премии лауреатам-миротворцам сменялись кадрами уличных боев в Ольстере.
Увы, и сегодня мы имеем то, что имеем.


Автор: Валентина БОГОМОЛОВА
http://subscribe.ru/archive/science.news.nauka/200111/15143223.html  
 

Добавить комментарий



03.08.2009 Новая статья
На сайте появилась новая статья ""Железная маска" Ивана Грозного"