Поиск: 

Мы -- голые обезьяны!


Для приматов человек -- редкостный уродец: ноги велики, руки коротки. Но в первую очередь в глаза бросается то, что этот квазимодо лысый! Его кожа -- страшно подумать! -- не покрыта шерстью! Моррис пишет: "...Контраст этот особенно заметен... если положить в один ряд шкуры ста девяносто двух видов... обезьян, а затем поискать в этом длинном ряду подходящее место для человеческой кожи. Куда бы мы ее ни положили, нам покажется, что она не на месте". И потому исследователь определяет наш вид не как прямоходящую или мозговитую, а как ГОЛУЮ ОБЕЗЬЯНУ.

Но почему 193-я обезьяна обнажилась?! Ведь с бухты-барахты шерсть не сбрасывают! Мех -- это важный механизм терморегуляции организма, животное отказывается от него лишь в редких случаях, когда попадает в совершенно новую среду обитания. Летучие мыши взмывают в воздух и обнажают крылья. Землеройные (кротовая крыса, броненосец) и водные (кит, дельфин, гиппопотам) млекопитающие также сокращают меховой покров. Но среди тех, кто живет по старинке, на суше, "лысых" раз-два и обчелся: слон, носорог (у них особая терморегуляция) и -- человек!

Дело вот в чем. Предки человека -- большие обезьяны -- жили на деревьях, питались фруктами, орехами, насекомыми, птичьими яйцами и без особой нужды не спускались на землю, кишащую врагами-плотоядными. Но 15 млн лет назад климатические условия изменились, лесов стало гораздо меньше. И "предки... голой обезьяны решились покинуть леса и вступить в соперничество с... наземными животными". Чтобы выжить, этим храбрым, чьему безумству поем мы песню, надо было стать либо более беспощадными хищниками, чем существующие плотоядные, либо более юркими грызунами, чем травоядные. И хотя современный человек -- пострел, который везде поспел, его предки начинали с хищничества, а сельское хозяйство (суть травоядность) возникло позднее. Таким образом появилась не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка -- обезьяна-охотник. Диковинный гибрид примата и плотоядного. Наш пра-пра-пра...дедушка.

Но "дедуле" было непросто соперничать с традиционными хищниками. Он не обладал необходимыми для успешной охоты чутким слухом и острым обонянием, не умел быстро бегать, не располагал ни острыми зубами, ни клиноподобными когтями. Единственным его козырем был мозг.

Моррис пишет: "Поскольку битву надо было выигрывать головой, а не силой, должен был произойти резкий эволюционный скачок, который значительно увеличил бы умственные возможности голой обезьяны. Произошло нечто необычное: обезьяна-охотник стала инфантильной обезьяной... этот процесс (называемый неотения) обозначает способность организмов сохранять особенности разных стадий своего развития и во взрослом состоянии. (Известным примером является аксолотль, род саламандры: он может всю жизнь оставаться головастиком и способен размножаться в таком состоянии.)" Что до голой обезьяны, то она во взрослом состоянии сохранила детскую способность "растить" мозг: у человека рост мозга завершается к 23-м годам, в то время как у примата -- уже на первом году жизни. Став мозговитой, как ни одно другое животное, обезьяна-охотник додумалась заменять природное оружие плотоядных искусственным, научилась строить хранилища для добычи, а рядом -- жилища для себя (стала оседлой), а после и вовсе изобрела велосипед, космический корабль, интернет и много чего еще.

Но неотения имела и побочные действия. Одно из них -- сохранение безволосой младенческой кожи на протяжении всей жизни (что и требовалось доказать!). Не только человеческий, но и обезьяний детеныш рождается с кожей, не покрытой волосяным покровом, но только человек сохраняет эту кожу впоследствии, потому что из всех приматов только он инфантилен.

Нагота обезьяны № 193 -- очень удобная штука! Например, голая обезьяна почти не страдает от блох и прочих паразитов. Избавлена от нудной процедуры чистки загрязнившейся шерсти. Лучше, чем другие приматы, держится на воде. Но, главное, голая обезьяна застрахована от перегрева тела. Он непременно грозил бы ей, если бы она, не сбросив старую шкуру, ринулась как в омут с головой в новый образ жизни с его огромными физическими нагрузками. Ведь одно дело, будучи классическим приматом, лениво протянуть руку и сорвать банан, и совсем другое, став полуприматом-полухищником, загнать косулю. Кстати, одновременно с утратой мехового покрова увеличилась подкожная жировая прослойка, необходимая для поддержания температуры тела при не связанных с охотой обстоятельствах.

Итак, "вот она стоит... -- голая обезьяна -- примат по происхождению и плотоядная по выбору, -- готовая завоевать мир... В какой мере компьютеру, встроенному в мозг, удалось реорганизовать ее животные инстинкты?.. Посмотрим".

Секс-машина. Брачные отношения
"Чтобы взрослый примат-самец отправился в поход за пищей, оставив своих самок незащищенными от знаков внимания со стороны других самцов, -- это было чем-то неслыханным". К счастью, ревнивцам и не нужно надолго отлучаться от дома -- пища вот она, в ветвях! Даже если фрукты закончатся на этом дереве, вся (!) стая, и самцы, и самки, переберется к следующему.

С голой обезьяной -- совсем другая история. Желание полакомиться мясцом плюс оседлый образ жизни привели к своего рода разделению труда: самцы охотились, а самки оставались дома, заботились о потомстве. И были доступны для посторонних самцов. Но ведь и голая обезьяна тот еще Отелло! Как же совместить охоту, то есть долгие отлучки от дома и благоверных, и собственнические притязания на самок? Моррис пишет: "Был необходим мощный сдвиг в социальном поведении вида. Этим сдвигом оказалось возникновение брачных пар".

Стремление к моногамии, безусловно, самая главная сексуальная особенность, свойственная нашему виду. Но не единственная. Моррис подмечает, например, что сексуальная активность людей гораздо интенсивнее, чем у приматов. Взять хотя бы такой факт: обезьянья самка способна к сексу от силы одну неделю в месяц (впрочем, и это достижение по сравнению с другими млекопитающими, у которых период половой восприимчивости ограничен временем овуляции), а женщина -- практически всегда. Эта гиперсексуальность, по мнению ученого, необходима для сохранения брачных уз. Обезьяны ведь тоже создают пары, вот только распадаются они через считанные дни, а то и часы. Человеку же необходим долгий и прочный союз хотя бы для того, чтобы вырастить детей, которые, как уже было сказано, взрослеют гораздо дольше обезьяньих детенышей. А чтобы продлить и упрочить отношения, нужно сделать их сексуально привлекательными, без всяких там "прости, милый, у меня голова болит!".

Но не только период сексуальной активности увеличился -- усилилась сама эта активность. И тут мы должны сказать спасибо нашей голой коже: "...Соприкасаясь обнаженными телами во время полового акта, как самка, так и самец острее чувствовали эротическое возбуждение... это обостряло чувства и укрепляло брачный союз, благодаря большему удовлетворению от соития". Однако не только кожа, наши черты лица и строение нашего тела -- это тоже мощные сексуальные стимулы. Большие мочки ушей, которых нет у других приматов, являются сильной эрогенной зоной. Большой нос словно создан для различения запаха тела партнера. "Вывороченные" яркие губы так и манят к поцелуям. А уж как возбуждает округлая женская грудь или широкие мужские плечи, и объяснять не надо!

Еще одна важная особенность человеческого секса: в отличие от самок приматов, женщина испытывает оргазм. Десмонд Моррис объясняет это так: обезьяньи самки "сексуально активны лишь в течение короткого периода времени... Чем большее количество половых актов произойдет, тем больше будет уверенность в том, что они оплодотворены... Если бы они испытывали бурный оргазм, то это отнимало бы у них драгоценное время, предназначенное для спаривания. По завершении полового акта... самка не проявляет признаков эмоционального подъема и обычно уходит прочь как ни в чем не бывало" (уходит к следующему самцу). Таким образом, женский оргазм -- еще одна ниточка, связывающая самку голой обезьяны с постоянным партнером. Кроме того, оргазм у женщины способствует оплодотворению. Ведь человек, в отличие от обезьян, существо прямоходящее, и, когда женщина ходит, канал влагалища у нее находится почти в вертикальном положении. Так что, если бы сразу после соития женщина вставала с ложа и уходила, семенная жидкость выливалась бы из влагалища. "Поэтому, -- пишет Моррис, -- весьма желательна любая поведенческая реакция, которая заставит женщину остаться в горизонтальном положении... Бурный оргазм, приносящий удовлетворение и утомляющий женщину, дает именно такой эффект". Впрочем, весь долгий человеческий половой акт направлен на достижение этого эффекта (для сравнения: у бабуинов с начала соития до семяизвержения проходит 7-8 секунд).

Однако "если было необходимо усилить сексуальность для сохранения семейной пары, следовало принять меры, чтобы подавлять ее и не возбуждать третьих лиц". И тут на помощь человеку приходят уловки цивилизации. Люди прикрывают наготу одеждой. Многие мужчины бреют бороду и усы, то есть удаляют вторичные половые признаки. Женщины пользуются духами и дезодорантами, чтобы нейтрализовать запах собственного тела. И все мы извиняемся, если вдруг задеваем кого-то в толпе. Эти извинения -- следствие запрета на физические контакты с незнакомцами, причем они тем искреннее, чем сексуальнее тело, которое мы задели. Но биологическая природа голой обезьяны то и дело бунтует против такого рода ограничений, и часто это приводит к забавным противоречиям. Например, женщина прячет груди под одеждой, но подчеркивает их форму бюстгальтером.

Что поделать, человек -- секс-рекордсмен среди обезьян! И, как пишет Моррис, человек "гордится тем, что наделен мозгом, который больше, чем у других приматов, но пытается скрыть тот факт, что у него также самый большой пенис, напрасно приписывая эту честь... горилле".

Засекайте время до конца. Самоутверждение
"Животные дерутся между собой по двум... причинам: или с целью утвердить свое главенство в социальной иерархии, или же защитить право на владение каким-либо участком территории". Для приматов более актуальна первая причина. Для плотоядных -- вторая. А для людей... обе! Плюс третья, исключительно человеческая, -- необходимость защищать семью и дом. Один и тот же человек может быть агрессивен по отношению: 1) к коллеге, претендующему на ту же должность, что и он, 2) к врагам государства и 3) к соседу Иван Иванычу -- чтоб тому неповадно было на чужую жену заглядываться! (Любопытный факт: Моррис трактует страсть к украшательству жилища как стремление... пометить территорию. Всякий раз, когда мы вешаем картину на стену или ставим керамическую безделушку на полку, мы "задираем лапу" и метим свои владения. И чем больше разных нефункциональных вещиц в нашем интерьере, тем с большей агрессивностью мы готовы защищать свою территорию.)

Животные предпочитают бескровные победы. Им достаточно оскалиться, вздыбить шерсть, словом, нагнать на супостата страх грозным видом. В схватку звери вступают редко и почти никогда не убивают друг друга. Так, хищники, сражаясь между собой, не используют приемы, с помощью которых отправляют парнокопытных в мир иной. Ведь "если тот или иной вид животного хочет выжить, он просто не может позволить себе, чтобы его сородичи убивали друг друга. Внутривидовая агрессивность должна быть ограничена, и чем более мощными и опасными орудиями убийства оснащен данный вид, тем более жестким должен быть запрет на их применение в спорах между соперниками. Таков "закон джунглей"... Те виды животных, которые не следовали этому закону, давным-давно вымерли".

И коли так, то человечество с его бесконечными войнами стоит на грани вымирания! Особо опасными Моррис считает тот факт, что современное оружие позволяет противникам воевать, находясь на огромном расстоянии друг от друга, а также... человеческую взаимопомощь: "Если же нападение осуществляется с такого расстояния, что сигналы о признании своего поражения не смогут быть прочитаны победителем, то начинается жестокая агрессия... что приводит к массовым убийствам в масштабах, которые не известны ни одному другому живому существу. Развязыванию такой бойни способствует выработанная нами готовность приходить на помощь своим. Когда эта важная привычка использовалась при охоте, она была очень кстати, но теперь стремление помочь своему ближнему подталкивает нас к созданию несущих смерть банд, толп, орд и армий. Это еще может... привести к... уничтожению человеческой расы".

Единственный, по Моррису, способ выжить -- это "резкое уменьшение роста народонаселения или спешное переселение его на другие планеты... Контрацепция явно предпочтительнее, и любые религиозные или иные "морализаторские" организации, которые выступают против нее, должны иметь в виду, что они фактически занимаются опасным подстрекательством к развязыванию войн".

Гурман? Значит, обезьяна! Питание
Приматы не прикладывают почти никаких усилий, чтобы добыть пищу. Они едят понемногу в течение всего дня и не делают запасов продовольствия. При этом каждый член стаи заботится о своем пропитании сам. Плотоядные, напротив, добывают пищу потом и кровью. Едят редко, но помногу (волк за один раз может съесть кусок в 1/5 собственного веса, это все равно что человек "приговорил" бы порцию весом в 10 кг). Хищники запасают еду впрок, например, закапывают добычу в землю. Делятся провизией с сородичами (африканские собаки отрыгивают пищу и передают ее друг другу -- у них "коммунальный желудок"). Наконец, плотоядные имеют более питательный, чем приматы, но менее разнообразный рацион.

"Человек едящий" находится где-то посередине. О его близости к плотоядным свидетельствует трехразовый режим питания. Или то, что он подогревает пищу. Это делается для того, чтобы ее температура сравнялась с температурой парного мяса -- "фирменного блюда" хищников. Однако чем привередливее человек в еде, тем больше в нем от классического примата. Ведь, как пишет Моррис, "намаявшись с добыванием пропитания... хищник ведет себя без затей и тотчас принимается за трапезу. Ест жадно, глотая пищу большими кусками. Напротив, обезьяны очень хорошо разбираются во вкусовых качествах своих яств. Они ими наслаждаются..." Кроме того, многие люди обожают сладкое, и это тоже -- "наследство" от приматов, которые выбирают сладкие (значит, спелые) фрукты.
Но самое приятное то, что меню голой обезьяны чрезвычайно разнообразно, ведь оно включает в себя рацион и приматов, и плотоядных.

Любопытная Варвара. Изучение окружающей среды
Степень любопытства животных зависит от того, являются они специалистами или приспособленцами (по классификации Морриса). Специалисты эксплуатируют один-единственный способ выживания и не особо беспокоятся о сложности окружающего мира. Действительно, к чему коале размышлять о мироздании, если все, что ей нужно, -- это эвкалиптовые листья? Зато приспособленцы, которые никогда не знают, где получат очередную порцию пищи, просто обязаны исследовать мир. Конечно, им приходится труднее, зато они более жизнеспособны. Ведь если исчезнут эвкалиптовые леса, не станет и коалы. А если "испарятся" фрукты и орехи, обезьяна перейдет на побеги и коренья.

Из всех приспособленцев самые лучшие -- приматы. А из всех приматов -- люди. Согласно Моррису, "это еще один аспект неотенической революции. Все молодые обезьяны любопытны, но по мере взросления их любознательность ослабевает. У нас же детское любопытство с годами лишь усиливается. Мы никогда не устаем исследовать".

При этом обезьяны и другие животные исследуют окружающий мир обычно только в силу необходимости бороться за выживание. Людям такой мотив тоже присущ. Однако часто у нас исследование становится самоцелью, исследователя больше заботит красота эксперимента, чем его польза. Так появляются произведения чистого искусства и достижения чистой науки -- познание ради познания.

Почеши мне за ушком! Забота о здоровье
Животные тщательно ухаживают за своей шерстью, ведь грязный меховой покров -- это источник инфекций. При этом обезьяны вычесывают не только собственные шкуры, но и заботятся о "шубках" сородичей. У них есть даже специальный сигнал -- причмокивание губами -- своего рода приглашение на "косметический сеанс". Однако это причмокивание трактуется и как жест дружелюбия, да и на "сеансах" обезьяны не просто чешут друг друга, но устанавливают межличностные контакты. И человек идет по их стопам! Моррис утверждает, что обезьянье причмокивание сменилось у нас улыбкой, а "косметические сеансы" -- "косметическими" разговорами о погоде, которые отлично способствуют завязыванию отношений!

Но почему люди, вместо того чтобы болтать о чепухе, не расчесывают друг другу волосы, например? Моррис полагает, потому что это был бы слишком сексуальный жест (единственное место, где он не воспринимается таковым, -- парикмахерские). Так что межличностные контакты человек устанавливает с помощью разговоров, а генетическую потребность приголубить кого-нибудь, удовлетворяет, гладя кошек, собак или... обивку дивана.

Однако обезьяны не только чешут друг дружку. Шимпанзе, например, выискивают мелкие ранки на коже сородичей и вылизывают их или достают соринки из глаз друг у друга. Вот откуда растут ноги у нашей медицины!
Поистине "мало изменилась голая обезьяна с ранних дней своего... существования"!


Автор: Евгения САВИНА
http://subscribe.ru/archive/science.news.nauka/200111/29135324.html  
 

Комментарии

Голые досихпор.
автор: гость, [21 декабря 2013]

Добавить комментарий



03.08.2009 Новая статья
На сайте появилась новая статья ""Железная маска" Ивана Грозного"