Поиск: 

Генетики воплотят мечты Франкенштейна?


А у алхимиков не хватило денег на овечку Долли

Средневековье, на дворе 1262 год... В маленьком темном подвале старик неторопливо переставляет колбы. В одной кровь единорога, в другой -- фекалии осла, в третьей запечатана алмазная пыль вперемешку с голубым песком. На столе сотни баночек из тонкого восточного стекла с загадочным содержанием. Картину дополняет огромный перегонный аппарат и пентаграмма, вычерченная на полу красными линиями...

Как оживили железную деву
Это не декорация к новому мексиканскому сериалу, а вполне обычная, притом отлично оснащенная лаборатория того времени. Да и старика никто тогда бы не рискнул назвать помешанным -- он обычный ученый-алхимик, исследователь и служитель знаний Альберт фон Больштат, он же Альберт Великий и друг Фомы Аквинского.

Единственное, что произойдет необычного в этот день 1262 года, так это сам научный эксперимент. Альберт решил создать женщину, причем без участия другой женщины, а лишь с помощью своих рук, химических веществ и безотказных магических считалок.

Причиной столь дерзкого поступка была Дева Мария, которая явилась к алхимику во сне и сообщила волю Божью. Последняя заключалась в том, что Альберт должен впервые со времен Пигмалиона оживить мертвое тело. Попросту говоря, сделать человека из подручных средств. Также Мария сообщила Альберту и рецепт "оживления". У алхимика хоть и была к концу жизни плохая память, но божественные слова он почему-то запомнил, более того -- начал претворять их в жизнь. Уже на следующий день Альберт собрал все нужные материалы, выучил наизусть несколько заклинаний, помолился Богу и вечером заперся у себя в лаборатории. Наутро Альберт вышел из лаборатории не один, а с девицей странного вида. Сказать, что она была некрасива, означало бы сказать неправду: на самом деле она была ужасна -- угловатая, нескладная, с кусками железа, вылезающими из тела. Возможно, из-за последнего ее и прозвали железной девой.
Впрочем, Альберт и его творение жили между собой мирно и вполне хорошо. Она в основном сидела в лаборатории под замком и лишь иногда выходила на прогулку.

О своем эксперименте алхимик старался не распространяться -- в надежде, что скоро явится Дева Мария и сообщит, что делать дальше. Однако Матери Божьей не было видно, зато на огонек как-то зашел Фома Аквинский и, увидав бабу, решил, что сие ересь. Об этом он поведал своему другу-алхимику и уговорил железную деву сжечь, пока об этом не узнал Папа Римский и не сжег самого Альберта за святотатство и гнусное подражание Творцу.
После этого к Альберту Дева Мария больше не являлась, да и сам он не хотел попасть на костер и потому добровольно отказался от опытов по "оживлению".

Гомункулусу нужен богатый папаша
Зато не отказались другие алхимики того времени. Альберт зажег в сердцах и умах многих людей идею о создании искусственной жизни. Тысячи сгорели в прямом смысле -- на кострах инквизиции. Только в XV веке в Испании сжигали ежегодно около ста человек.

Но если философский камень пытался добыть каждый второй знакомый со словом "алхимия", то заниматься гомункулусами решались только самые продвинутые и богатые служители оккультных наук. Богатство здесь было определяющим фактором. Попробуйте-ка без денег вырастить гомункулуса по такому рецепту: в золотой колбе смешать кровь девственницы с мужским семенем повешенного араба, все это поместить сначала в чрево убитого оленя, затем козы, а потом черного пса.

Впрочем, были рецептики и попроще: можно было взять семя от любого мужчины, поместить его в любую колбу, ту, в свою очередь, засунуть в лошадиный навоз и ждать, пока вырастет новый человек.
Как вы понимаете, никто не дождался: кого-то сожгли, кто-то умер от старости, а кто-то просто-напросто после полувекового ожидания и экспериментов разочаровывался в алхимии.

Франкенштейны и их Големы
И все-таки народная молва сохранила имена самых удачливых "генетиков" того времени и приписала им небывалые успехи.
Так, например, последователь Альберта философ Парацельс (очень даже реальная личность), по легенде, добился еще более ошеломляющих успехов. Занимаясь на досуге восстановлением из пепла живых растений (очевидно, вполне обыденное действие для того времени), он додумался, как делать гомункулусов (смотри рецепт с навозом). Причем в отличие от сотен предшественников у него что-то получилось. Но засвидетельствовать это было невозможно -- все зародыши жили не больше трех дней.

Как видите, даже Парацельсу не удалось удержать нити жизни своих творений в руках. Но, несмотря на неудачу, Альберт до конца жизни верил, что создать здорового и взрослого гомункулуса возможно, просто ему не хватило опыта, поэтому-то эксперимент и закончился так плачевно.

Зато благодаря народному сочинительству успехом увенчались опыты двух других докторов-алхимиков (о реальном существовании коих до сих пор спорят историки). Первого звали Леве Иегуде бен-Бецалеле, и был он раввином в Чехии на рубеже XVI-XVII вв. Однажды, копаясь в Талмуде, он наткнулся на строчки, где говорилось, что, если бы праведники захотели создать мир и человека, они смогли бы сделать это посредством перестановки букв в тайных именах Господа. Несколько лет кропотливой работы -- и у чешского раввина все получилось. Ему удалось оживить кусок глины. Получившееся существо он назвал Големом. Жизнь в нем поддерживалась магическими словами, записанными на пергаменте, который днем вкладывался в рот Голема, а ночью вынимался, чтобы жизнь покидала это существо. Такие предосторожности не были лишними, ведь с наступлением темноты Голем превращался в маньяка-убийцу, жаждущего человеческой крови. Однажды, когда Леве забыл вынуть пергамент, Голем-убийца (по легенде) чуть не передушил пол-Праги. Его остановила только самоотверженность раввина, который вложил все свои жизненные силы в заклинание, изгнавшее дух из глиняного монстра.

Второй герой народной молвы (а впоследствии романов и фильмов) был всем известный доктор Франкенштейн. Именно он, по легенде, осуществил мечту алхимиков всего мира, создав из подручных средств аналог человека. Кто знает, каким путем пошла бы наука, если бы не группа сознательных граждан, подпаливших монстра вместе с лабораторией. Это был самый известный и большой успех алхимиков по созданию гомункулусов.

Новых Франкенштейнов породило электричество
В ХVIII веке время магии кончилось, в силу вступала госпожа наука. Однако это не значит, что работы по созданию человека прекратились. Наоборот, в начале XIX века (кстати, именно в это время печатается "Франкенштейн" Мери Шелли) начинается новая волна интереса к оживлениям.

Основных причин было две. Это открытие силы электричества и Французская революция. Дело в том, что электричество тогда считалась силой, способной перевернуть мир, для которой нет преград, и уж точно более всемогущей, чем магия. Ну а революция сняла на государственном уровне религиозные ограничения -- теперь все заповеди были отброшены ради науки. Сотни ученых по всей Европе (в особенности во Франции) все первое десятилетие XIX века занимались электростимуляцией мертвых тел. В ответ трупы шевелились, дергали ногами, пучили глаза, но не оживлялись. Но, открыв, что человеческие нервы не что-то эфемерное, а вполне реальная вещь, реагирующая на ток, просвещенные умы Европы бросили заниматься "некрофилией" и оставили эту низкую работенку шарлатанам от мистики. Которые и оторвались на полную катушку. Сотни людей типа графа Калиостро колесили по миру и заставляли гримасничать мертвых, не забывая вытягивать крупные суммы из живых, надеющихся на чудо оживления. Особенно на этом разбогател некий Джованни Альдини. Его представления были экстраординарными театральными спектаклями. Самый знаменитый произошел в Королевском хирургическом колледже в Лондоне в 1803 году над трупом повешенного человека по имени Джордж Форстер. Анатомическое вскрытие являлось частью смертного приговора Форстеру, но никто не видел ничего предосудительного в том, чтобы Альдини использовал его в своих целях.

Перед огромной медицинской и немедицинской аудиторией Альдини взял пару электродов, соединенных с мощной батареей, и начал поочередно прикасаться ими к различным частям тела. Результаты были драматическими. Когда электроды были приложены ко рту и уху Форстера, "челюсть начала трястись, прилегающие мускулы ужасно содрогаться, а левый глаз и вовсе открылся". А когда один электрод был перемещен на прямую кишку, все тело забилось в конвульсиях и движения "возросли настолько, что это почти казалось воскрешением".
Господа типа Альдини окончательно подорвали доверие к таким чудесам. И уже в конце XIX столетия все разговоры об оживлении воспринимались как избитые анекдоты.

Сколько будет стоить человек
Единственное место, где продолжали жить франкенштейны, были фильмы и книги, в которых они уже давно перестали быть монстрами, а превратились чуть ли не в романтических героев.
Правда, в середине 50-х кибернетики заговорили о создании искусственного интеллекта, а на основе его и андроида, полностью идентичного человеку. Но уже в конце ХХ века ведущие программисты сказали, что поторопились и полноценный искусственный интеллект будет еще нескоро. Так бы человечество и похоронило мечты Франкенштейна, если бы не овечка Долли, которую удалось клонировать британским ученым. Это событие сразу раскололо мир: одни с факелами выстроились в очередь, чтобы сжигать лаборатории и "монстров", другие, наоборот, решили, что клонирование приведет к всеобщему процветанию.

Как обычно, здесь нет ни правых, ни виноватых. Но если бы алхимикам удалось найти философский камень, то золото сейчас бы валялось на каждом углу. А не сожги толпа детище Франкенштейна, кто знает, кому нужна была бы человеческая жизнь и сколько бы она сейчас стоила...


Автор: Федор ГАРТАМОНОВ
http://subscribe.ru/archive/science.news.nauka/200201/14151244.html  
 

Добавить комментарий



03.08.2009 Новая статья
На сайте появилась новая статья ""Железная маска" Ивана Грозного"