Поиск: 

Земля на ладони


Пункт А -- мама Африка


Английский генетик Брайен Сайкс первым добыл человеческую наследственную субстанцию ДНК из археологической находки. Мумию Отзи нашли на высоте 3210 метров в ледяном глетчере. Он был в шапке, куртке, леггинсах, башмаках из шкур и в накидке из молинии. Ученые выяснили, что он страдал глистами и поносом, что он участвовал в обработке руды и металлов, что в последние пять месяцев жизни он перенес три стрессовые ситуации (последняя длилась не менее двух недель) и что его последний обед состоял из оленьего мяса с зернами пшеницы. Он был убит выстрелом из лука. Пробирку с пробой ткани Отзи отправили в лабораторию Брайена Сайкса в Оксфорд.

Для сравнения с ДНК Отзи Сайкс основал банк данных ДНК современных людей. Он стал сравнивать митохондрии ДНК. Это крошечные составные части клетки, содержащие человеческую наследственную информацию и передающиеся из поколения в поколение по материнской линии. Так, благодаря Отзи Сайкс смог проследить, что все население Европы произошло от семи женщин. А те, в свою очередь, от одной африканской "первоматери". Он двигался как бы вверх по течению: из притоков в основное русло и до самого истока. Оказалось, что все европейцы похожи на Отзи, а он генетически не отличается от праматери Евы. Она была черной и 150 000 лет назад жила в Африке. А все европейцы, соответственно, -- белые негры. (Между прочим, генетически европейцы похожи с западными неграми даже больше, чем западные и восточные негры похожи между собой.)

100 тысяч лет назад люди мигрировали из Африки, потому что альма-матер больше не в силах была их прокормить, и за 60 тысяч лет расселились по Европе. Продвигаясь к новым пространствам, тропический человек проявил удивительную приспособляемость к суровым условиям. Не благодаря перестройке своего тела, а за счет интеллекта: человек оделся и добыл себе огонь.
Первая глобализация рассеяла людей по всему миру.

Пекинский человек
Рядом со мной в кресле авиалайнера сидит китайская девочка Анна-Ли. У нее желтая кожа и маленький нос. А на обратной стороне резцов наверняка есть маленькие углубления в форме корытца, как у 95 процентов китайцев. Эти маленькие углубления в зубах дают повод для генеалогических рассуждений целому поколению ученых. Произошли ли китайцы от гомо сапиенса или от гомо эректуса.

Русская мама Анны-Ли рассказала, что они живут в провинции Юнань, недалеко от вьетнамской границы, где дороги вьются серпантином между рисовых полей, а на полях с утра до вечера трудятся семьи из соседних деревень. Дожди в горах хороши для кустов чая и леса, растущего выше в горах, где полно обезьян и черных медведей. Но вредны для риса, которому нужно много солнца. Более одного урожая в год поля не дают. Слишком много работы для малого количества риса.

Есть такие бедные деревни, где люди ходят в лохмотьях и едят все, что отыщут: змей, цикад, бамбуковые побеги, вонючих жуков. Люди говорят на хан-китайском -- родном языке шестой части человечества. Но на крайнем юге Китая китайцев меньшинство. Большинство здесь образуют другие этнические группы: хани и юи, дай и миао.

Всех их можно увидеть в городе на рынке, рассказывает русская мама. И я вслед за ее словами словно сам вижу: пестро разодетые женщины миао носят в корзинах паприку, дикий чеснок, дыни и тыквы. Хани в строгой черно-голубой одежде продают рис, мясо, табак. Серебром отделаны одеяния женщин юи, которые жарят остро приправленные тофу и картофельные оладьи. Между ними в шляпах из рисовой соломы продают и покупают хан-китайцы. На улочках работают стоматологи с бормашинами с ножным приводом. Суматоха, гул, крики.

Этот рынок, как карнавал, примирил всех. А пару тысяч лет назад хан-китайцы возделывали рисовые поля, а хани и юи еще бродили по субтропическим лесам, охотились на диких животных, собирали корни, грибы и ягоды.

Они обнаружили свое сходство лишь в сравнении с белой расой. Китайцы, как и их этнические братья, имеют меньше потовых желез, чем белые, меньше волос на теле, у них плоские лица и миндалевидные глаза, короткие носы и корытообразные углубления на задней стороне резцов. Многие из них не выносят ни алкоголя, ни коровьего молока, так как у них отсутствует определенные ферменты.

Профессор Ванг Веньянг, антрополог и этнолог университета Кунминга, считает, что китайцы произошли напрямую от древнего гомо эректуса -- прямоходящего человека с плоским черепом. Почти два миллиона лет назад эти ранние предшественники сегодняшних людей образовали первую волну переселения из Африки и постепенно разошлись по континентам. В Европе от них остались кости неандертальца, в Китае -- череп "пекинского человека" возрастом 500 тысяч лет. У пекинского человека форма черепа, впадина в нижней части скуловой кости, плоская седловина носа и лопатообразные резцы, как у современных китайцев. И все же антропологи не могут согласиться с Веньянгом.

Недавно американский ученый Алан Темплетон проанализировал и сравнил при помощи специальной компьютерной программы генетические данные 6000 современных людей из Африки, Европы и Азии. Результат: возможно, у человечества нет "генеалогического дерева", а есть "генеалогический куст", гораздо более разветвленный, чем считалось прежде. Возможно, переселенцы из Африки следовали волна за волной, и разбавляли генетический код предыдущих поколений, и с новыми силами адаптировались к окружающей среде.

Спорная теория, что азиатский тип человека наиболее развит и удален от животных корней человечества, опасна. Потому что следующий шаг -- это классификация этносов по стадиям развития: "снизу" черные африканцы, "сверху" желтые азиаты, между ними европейцы. А между тем эволюция требует лишь хорошей приспосабливаемости, а вовсе не стремится к идеалу. Да и выходцы из Китая внешне не больше похожи на азиатов, чем современные европейцы на негров.

Острова за горизонтом
Полвека назад норвежский этнограф Тур Хейердал построил плот из базальтового дерева и отправился на нем в плавание, чтобы доказать заселение Полинезии из Южной Америки. Его версию подтверждали каменные пирамиды, построенные на самоанском острове Савайи, ацтекская внешность самоанцев, а также сладкий картофель, который имеет явно южноамериканское происхождение и называется так же, как в Америке, -- "кумара". Хейердал проплыл на "Кон-Тики" от Южной Америки до Полинезии.
Тем временем генетики, не выходя из лаборатории, сравнили ДНК и разбили на голову прекрасные доводы Хейердала, доказав заселение Полинезии из Азии.

Примерно 8000 лет назад вовсе не из Южной Америки, а с южного берега Китая люди отправились в море в поисках новых земель. Потому что огромный ледяной панцирь на полюсах и в горах стаял, уровень моря повысился на сто метров, воды затопили миллионы квадратных километров прибрежной земли. Возникли Северное море и Персидский залив, Британия и Ирландия отделились, так же как Малайзия, Суматра, Ява и Борнео. Был затоплен перешеек между Аляской и Сибирью, перешеек между Папуа -- Новой Гвинеей и Австралией также покрылся соленой водой. Их жители стали островитянами. С тех пор во многих местах Земли рассказывают миф о великом, поглотившем все потопе. И по водам потопа люди поплыли в поисках новых земель.

Мигранты из южного Китая научились строить каноэ, возделывать таро и диоскорею, клубни которой выдерживают длинные путешествия и хранение в соленой воде.
Они были самыми искусными мореплавателями всех времен. Они доверялись силе ветра и могли найти любую землю без компаса и карт. Они обосновались на Самоа, создали там рай и стали тучными и сильными. За границей их ценят как телохранителей, борцов сумо или как ресторанных вышибал. SOS, Sons of Samoa, называется пользующийся дурной славой район Лос-Анджелеса. Не удивительно, что, пытаясь ответить на вопрос об их происхождении, мало кто смотрел на побережье Азии, где живут маленькие, изящные люди.

Это случилось 28 июня 2001 года. В то утро был сильный ветер и высокие волны, четверо самоанцев рыбачили в 80 милях от берега. Попалось много тунцов. Мужчины на борту 12-метрового "алиа" (алюминиевого катамарана) радовались и вытягивали добычу, пока лодка не оказалась в воде настолько низко, что ее захлестнула волна. Лодка наполнилась водой и затонула. Но не полностью. Люди спасались на крыше каюты, торчавшей над водой. Избавиться от груза и откачать воду не удалось. Им оставалось лишь положиться на судьбу и ждать спасения. Иногда им удавалось доставать ножом маленьких рыбок. Это была их единственная еда. Через месяц умер первый -- 59-летний старик. Он просто сдался и закрыл глаза. Следующего жизненные силы оставили через восемь недель. Так же как над первым, над ним помолились и отпустили труп в океан. Оставшиеся двое сидели на крыше каюты, дремали, порой видели острова, до которых они не могли добраться, и корабли, с которых не видели их. 27-летний Теле становился все слабее. Его товарищ Лафаэл ловил ему рыбу, кормил его, собирал ему дождевую воду в брезент. Их нашли 7 ноября около острова Норманди в Папуа -- Новой Гвинее через 132 дня и в 4000 километрах от места катастрофы у Самоа. Теле, худого, как скелет, унесли с борта. Лафаэл чувствовал себя нормально. Только от долгого сидения болела спина. Он не потерял мышечной массы и через пару недель снова вышел в море.
Селекция заставила самоанцев оптимально использовать энергию пищи -- гениальная программа выживания, которая во времена Макдоналдса превратила бывших азиатов в верзил и вышибал.

Открытие Америки
Теоремы о происхождении человечества из Африки и о том, что индейцы вышли из Азии, считаются доказанными. Перейдя посуху на следующий континент в том месте, где теперь Берингов пролив, мигранты осели у северного моря и стали охотиться на тюленей и оогуков.

Вам не приходилось бывать на Аляске? На заснеженной американской земле есть поселок с русским названием Шишмарево. Эта бухта названа в честь русского мореплавателя Глеба Семеновича Шишмарева, искавшего на шлюпе "Благонамеренный" в 1819-1822 годах новые морские пути. Впрочем, кроме имени, русские не оставили здесь следов.

В поселке 400 жителей, 95 процентов из них эскимосы. Кучка деревянных домишек, иглу, на плоском побережье, которые каждое лето море заносит песком. Зимой улицы напоминают окопы между снежными холмами, а летом они становятся пыльными дорогами на равнине, где нет никаких деревьев.

В поселке нет ни водопровода, ни канализации, ни очистительных установок, так как трубы здесь просто лопаются. Поселок выглядит так же, как сотню лет назад, когда сюда пришли первые миссионеры.

С генетической точки зрения, период в пару тысячелетий слишком мал, чтобы вызвать мутации, которые помогли бы выживать в холоде и темноте. Предкам эскимосов потребовалось 30-50 тысяч лет, чтобы прийти сюда из Средней Азии. Люди здесь по-прежнему низкорослые и тонкокостные. Им трудно сохранять тепло, кожа эскимосов сильно пигментирована, и это мешает за короткое лето напитаться витамином D от солнечных лучей. Эскимосы кажутся неуместными в Арктике. Несмотря на это, им удается совершенно противостоять этой суровой среде.

Витамин D они получают из рыбьей печени. Они строят куполообразные дома иглу из снежных блоков или дерна для ледяной зимы, палатки из китовых костей и звериных шкур для охотничьих походов летом. Эскимосы традиционно надевают на себя несколько слоев одежды: согретый воздух между одеждами и есть лучшая защита от холода. Из костей и шкур они искусно строят каюки, на которых быстро и почти беззвучно могут приблизиться к своей добыче, и гарпуны с особыми остриями из костей или кремния.

Теперь даже зимой воздушный мост гарантирует блага американской цивилизации: от диетической колы до чикагской пиццы для микроволновок. Но даже если в деревне есть электрогенератор, телефон и спутниковое телевидение, а жители могут производить оплату кредитками, если семья весной не заготовит свои 6-7 оогуков и не поймает достаточно рыбы, ей придется затянуть ремни потуже.

Строго на юг
Согласно анализу ДНК, первые монгольские переселенцы пересекли перешеек между континентами за 25 000 лет до рождества Христова и в ходе следующего тысячелетия рассеялись по Новому Свету.
Археологи с генетиками не согласны. Они считают, что первые люди пришли в Южную Америку 13 000 лет назад. Когда человек перешел тогда еще сухой Берингов перешеек, он уже выглядел "по-монгольски": миндалевидные глаза, гладкие черные волосы, желто-коричневая, но светлая кожа.

В Новом Свете человек двигался через климатические зоны в обратной последовательности. Из холода Арктики он попал в умеренные регионы Северной Америки, затем достиг экватора Южной Америки, то есть тех же тропических широт, из которых он когда-то вышел. Однако для генетического приспособления к тропическому климату было мало времени. По наследственному материалу и внешности яномами мало отличаются от эскимосов, хотя их жизненные пространства крайне различны.

Яномами -- крошечный анклав той эпохи, во время которой гомо сапиенс шаг за шагом завоевал планету. Этот народ из 25 000 человек выжил в Южной Америке, на континенте, который человек заселил последним. В своих отдаленных областях проживания, в тропическом лесу на границе Бразилии и Венесуэлы, яномами только сейчас стоят на пороге перехода от жизни охотников и собирателей к оседлости, от каменной эры к эре металла.

В отличие от нашего представления, стол в кишащем насекомыми девственном тропическом лесу с его буйно растущими растениями не особенно богат для человека. Крупные звери редки, их трудно увидеть в непроглядных джунглях и еще труднее убить. Поэтому яномами, как и каждая культура собирателей и охотников каменного века, едят все, что хоть как-то съедобно.

Стрелами двухметровой длины они охотятся на мелкую рыбу. Для этого мужчины неподвижно стоят в ручьях, острия стрел в воде. Так они учитывают оптическое преломление воды и попадают прямо в середину проплывающей рыбы.

Ловля раков -- напротив, женское дело. Так же как собирание личинок, древесных грибов или стряхивание термитов. Просьба девушки пойти вместе ловить раков равносильна заигрыванию. У яномами секс всегда состоится в лесу. В их деревнях -- шапоно -- с открытыми, полностью просматриваемыми хижинами, нет никакой личной жизни. Кроме того, качающиеся гамаки непригодны для любви.

Каждые семь лет кланы яномами переселяются, строят новую деревню, оставляя старую родину вместе с фекалиями и паразитами. Кроме отощавших собак и ручных попугаев, они не знают никаких домашних животных, свою потребность в белках они покрывают исключительно охотой и собирательством.

Каждую ночь над головами людей Шероаны, которые обогреваются у костров и слышат духов мертвых в рычании ягуара, летают линейные авиалайнеры из Каракаса в Манилу. В поселках вблизи реки транзисторное радио орет новейшие хиты, и над деревенскими площадями даже несется биржевой курс Уолл-Стрит. На миссионерских станциях на Ориноко яномами с удивлением смотрят на спортивные машины. Еще нет никаких дорог в джунгли, в их мир духов и огородов. Но они полагают, что знают, что такое автомобиль: "Самолет без крыльев". Для последних людей каменного века на нашем глобусе началось будущее, которое означает их конец.

Прогноз на завтра
Мы первое поколение человечества, населившее не просто деревни, города и страны, но целый глобус. Мы за секунды связываемся с другим концом Земли. Мы завтракаем в Копенгагене, а ужинаем в Сиднее. Вторая глобализация, которую мы переживаем, -- это центростремительное движение, сближающее нас с ужасающей быстротой.

На голубой планете больше нет никаких новых целей, никаких неизвестных горизонтов. Человеку уже давно не нужно приспосабливаться к окружающей среде -- он приспособил среду к себе.
В эволюционном развитии человек остановился тысячелетия тому назад. Наш генетический материал идентичен материалу первых анатомически современных людей, которые с дубиной на плече пришли в Европу.

Биологическая эволюция основывается на мутации и селекции. Ни то, ни другое давно не касается человека.
Мутации, то есть случайные изменения генетического наследственного материала, могут происходить, если предлагают преимущества в выживании и продолжении рода или, по крайней мере, не дают недостатков. Мутации происходят в замкнутых человеческих группах, где они могут наследоваться и множиться. Но изолированных популяций на Земле не осталось.

Селекция, то есть отбор по признакам, мешающим выживанию и размножению, происходит благодаря естественной конкуренции. Медленные сжираются, быстрые убегают; слабые гибнут, сильные выживают и размножаются. Человек уже давно перехитрил этот естественный принцип отбора благодаря своему мозгу. Неспособные работать живут долгой жизнью. Бесплодные рожают детей. Вместо древнего закона о выживании самого способного вступила в силу новая реальность.

Со второй глобализацией начался процесс, который с чудовищным ускорением движет друг к другу людей всего мира и который закончится рождением единого этноса. Уже давно отмечено вымирание натуральных блондинов. Светлые волосы наследуются рецессивно, то есть оба родителя должны быть белокурыми, чтобы, в свою очередь, получить белокурого ребенка. За последние 30 лет доля белокурых сильно сократилась, и даже появились расчеты, что последний блондин родится приблизительно через 200 лет где-нибудь в Финляндии.

Я смотрю на темноволосую "русскую" маму Анны-Ли и понимаю, что девочка с земным шаром в руках -- далеко не первый шаг к объединению наций.
В обозримом будущем различия между этносами станут почти незаметны, но одновременно усилятся различия между индивидуумами в одном этносе. И, возможно, они будут культивироваться самими людьми. Благодаря прогрессу в генетике и молекулярной биологии изменение наследственного материала можно будет подчинить не наследственному отбору, а личным желаниям. Знание человеческого генома, его состава и его изменяемости даст человечеству возможность самому определять цель своей эволюции. Эволюция тогда станет предметом науки, этики и политики. Однако готовы ли мы решать: какими нам быть? И разве Анна-Ли была бы более совершенна, если бы родители сознательно выбрали ей разрез глаз, форму носа и углубление с обратной стороны резцов?


Автор: Владимир РАЙС
http://subscribe.ru/archive/science.news.nauka/200306/05122150.html  
 

Добавить комментарий



03.08.2009 Новая статья
На сайте появилась новая статья ""Железная маска" Ивана Грозного"