Поиск: 

Кто-кто?! Кон в пОльто!


Один мой знакомый отличался двумя особенностями -- совершенным неумением писать грамотно и явным художественным талантом. Еще один рисовать не умел, зато оратором был великолепным: единственное, что ему не давалось, -- чтение вслух. Тут он запинался и застревал на каждом слове. Писал, впрочем, еще хуже.

Мой иллюстратор протягивает картинку с описанием поделки из бумаги. Внизу подпись тушью: "Две стороны скле..." В этом месте художник задумался и приписал карандашом два варианта "...еть" и "...ять". Мне, с моей нормальной грамотностью, оба слова (склеЕть и склеЯть) кажутся просто чудовищными даже по виду. А ему -- нет. На мой смех он даже не обижается. "Мне русичка всегда говорила -- бывает врожденная грамотность, а бывает врожденная безграмотность. Так что ничего не поделать. Я и в институт искусств из-за этого не попал -- на сочинении срезался. Вот, без высшего образования теперь".

Читать он любит. Только медленно. Слова многие неправильно произносит. Пишет с ошибками. А человек умный, эрудированный, интересный.
Рассказываю этот случай как анекдот в одной компании. Присутствующая там же дама, логопед-психолог, спокойно говорит: "Дислексия. И дисграфия, конечно. Чему ж удивляться?"

Талантливые другие
Я наугад спросила нескольких знакомых учителей, которые уже лет по десять работают в школе, знают ли они, что такое дислексия. Никто об этом не слышал.
По-прежнему ребенка, который почему-то не справляется с программой, признают неспособным к учебе, и жестокие шутки типа: "Смотрит в книгу, а видит нечто", -- никуда не исчезли. Ребенок, которого признали двоечником, или замыкается, или, напротив, шумит и имеет репутацию хулигана. Согласно последним западным данным, около трети заключенных страдает от дислексии. Когда-то их упустили, отказав в помощи.

Тоже люди. Не плохие и не второсортные. Просто другие. Это, может быть, потенциальные хирурги с золотыми руками, парфюмеры или виноделы с очень точным, острым нюхом, дирижеры, режиссеры -- интеллектуалы жеста, постановщики и модельеры новых звуков, линий, взглядов и общественных устоев...

Несчастные десять из сотни
Английские генетики установили, что в той или иной степени дислексией страдают 10 процентов населения! Каждый десятый. Разве не сенсация? Два миллиона школьников, пятнадцать миллионов взрослых жителей России!
Нет, никому не интересно. Новость даже не заметили: нам бы с одним, своим ребенком разобраться, а тут миллионы...

Дислексия случается во всех культурах. Считается, что у 8-12% населения любой страны наблюдаются стойкие специфические ошибки при чтении: они пропускают буквы, проглатывают части слов, не понимают смысла прочитанного (функциональная неграмотность) или даже "угадывают" то, чего в тексте и не написано вовсе. Между прочим, среди немцев и финнов дислектиков меньше, чем, например, среди шведов или англичан, -- потому что в Англии и Швеции обучение традиционно строится на запоминании. У наших простых русских дислектиков дела и вовсе плохи. Практически все они имеют проблемы с устной речью и одновременно страдают дисграфией -- нарушением письма. Как вы понимаете, ни одно высшее образование, где на вступительных экзаменах приходится писать сочинение, им не светит.

Строго говоря, дислексия может быть симптомом каких-то серьезных нарушений -- задержка психического развития, интеллектуальная недостаточность и прочие милые вещи, -- но в общемировую статистику включаются только "дислектики с нормальным развитием", то есть те люди, для которых трудности с чтением -- самостоятельное речевое нарушение.

Дислектиками не становятся. Ими рождаются
Когда-то дислексию считали симптомом умственной неполноценности. Потом, когда в научной литературе был описан мальчик четырнадцати лет, который не умел читать, но был лучшим в классе по математике, передумали. Зато ученые не ошиблись в другом: предрасположенность к дислексии действительно передается по наследству.

Согласно английским данным, у ребенка, один из родителей которого дислектик, в четыре раза больше шансов так и не научиться как следует читать и писать.
Сотрудники Института мозга при Флоридском университете решили определить факторы, больше всего влияющие на развитие или торможение навыков чтения у детей.

Для исследования ученые набрали несколько десятков детей от детского сада до среднего школьного возраста. Ребятам предложили задания, позволяющие оценить их умение читать. После этого добровольцы прошли тесты, разделившие их на три группы -- правшей, левшей и амбидекстров (люди, одинаково владеющие как правой, так и левой рукой).

На последнем этапе, вооружившись методом магнитного резонанса, ученые исследовали строение мозга каждого из испытуемых.
Им удалось выяснить, что самые блестящие "читатели" предпочитают правую руку и имеют немного увеличенное левое полушарие. У этих детей очень редко встречается такое трудноизлечимое нарушение способности к чтению, как дислексия. У левшей с увеличенным правым полушарием результаты несколько хуже.

Ученым удалось выявить самую главную группу риска -- школьников, одинаково владеющих обеими руками. Если они к тому же принадлежат к малообеспеченным и низкообразованным слоям населения, то почти обречены на дислексию, отмечает пресс-служба Флоридского университета.

Деловой разговор
Специалисты считают, что обнаружить признаки дислексии можно уже в дошкольном возрасте. Теоретически сделать это должны квалифицированные педагоги-воспитатели, но и родители могут кое на что обратить внимание. Шведские источники, например, указывают на следующие поводы для беспокойства: ребенок плохо различает и воспроизводит звуки, с трудом учит стихи и никак не может научиться застегивать пуговицы и завязывать шнурки. Но если поначалу ему не удается складывать слоги в слова, это совершенно не означает, что он дислектик.

"Необходимо отличать языковое расстройство от нормального этапа овладения навыком чтения, когда ошибки неизбежны. Просто некоторым детям нужно немного больше времени", -- говорит логопед-психолог Елена Логинова. Даже если семикласснику мама читает учебник истории, потому что ребенок лучше воспринимает текст на слух, не стоит торопиться с выводами. Да, возможно, это дислексия, а возможно, что у человека просто слуховая память более развита, чем зрительная. Единственный судья в этом случае -- логопед.

На Западе подход такой: он дислектик, пусть дислектиком и будет. Мы же пытаемся научить ребенка правильно читать и писать. В большинстве случаев можно помочь даже подростку 14-15 лет, конечно, при условии, что он интеллектуально сохранен и не имеет других нарушений. Так считают специалисты кафедры логопедии педагогического университета в Москве.

Не так давно в американских школах было подтверждено право учеников-дислектиков переписывать чужие конспекты, значительно больше тратить времени на экзамен и подолгу смотреть телевизор, который помогает выучить английский. Взамен детям пришлось согласиться пить рыбий жир, который, как недавно установлено, помогает делать меньше ошибок при письме и чтении.

 


Автор: Елена КАРЕВА
http://subscribe.ru/archive/science.news.nauka/200306/09105424.html  
 

Добавить комментарий



03.08.2009 Новая статья
На сайте появилась новая статья ""Железная маска" Ивана Грозного"