Поиск: 

Меньшинства начинают и выигрывают


Ремейк
А в середине века прошлого американцы по своему обычаю сделали ремейк, то есть взяли и испохабили хорошую идею. Но испохабили с размахом, с пафосом. Получилась политкорректность. Политика тут ни при чем, в английском языке "политикал" -- это общественный. И если так уж дотошно перевести с сохранением смысла, то получится "общественная учтивость". А фиксировать ее юридически возникла необходимость, поскольку Америка вдруг обнаружила, что состоит не из одних лишь белых англоязычных протестантов. Оказалось, что негры обижаются на слово "негры". А китайцам не очень нравится, когда их величают узкоглазыми. Но если китайцы -- нация традиционно тихая ("Тихо подкрался и тихо пошел... Кто-то в буханке Мао нашел"), то про черных этого никак не скажешь. "Освободили на свою голову", -- ворчали расисты из южных штатов и по ночам жгли крестики и вешали нолики. Это не дало эффекта -- борьба угнетенных чернокожих за свои права ширилась и крепла. Недалеко было до гражданской войны номер два. Если первая гражданская война закончилась созданием США в нынешнем виде, то вторая вполне могла привести к их ликвидации. Вот и вспомнили старую добрую идею о приятной смуглявости.

Негров стали называть "черными" или афроамериканцами. Если речь об американцах. Если негр живет не в Америке, то это его проблемы. Вскоре все стало тихо и прилично. Неполиткорректные обороты просто перестали употреблять публично. Не в газетах или по телевизору, а вообще на людях. В кругу друзей, если они не самые близкие, в курилках, где еще остались курилки. Как опять же водится в США, добрая воля говорящего была дополнительно мотивирована страхом судебного преследования. Поскольку настучать на ближнего своего в Штатах большим грехом не считается, а считается, напротив, доблестью, белые протестанты начали фильтровать базар.

В принципе, на этой стадии еще ничего плохого как будто не происходит. Чем плохо, если люди перестают оскорблять национальность друг друга? И так ли уж важно, что делают они это не по велению сердца, а страшась последствий?

По возможности защитив национальные меньшинства, общество решило всемерно облегчить жизнь тем, кто обижен Богом, сиречь природой, -- инвалидам и калекам. Появились пандусы, затем их наличие стало считаться обязательным. Специальные автомобили для физически неполноценных. Помните, у нас такие были? Как назывались, уже и вспомнить трудно. Сейчас выпускается специальная "Ока". И пандусы в крупных городах появляются. И это, безусловно, благое дело.

Но вернемся к истории. После защиты инвалидов и цветных случилось страшное. Идею политкорректности подхватили и решили развить женщины. А женщины портят все, к чему ни прикоснутся.

Жунщины
Я надеюсь, вы поняли, что последняя фраза была просто тестом на политкорректность, а никак не выражением моих внутренних убеждений. Если вы, прочитав ее, не поморщились и не отбросили газету с негодованием, это значит, что в вас еще крепко сидит свинский мужской шовинист. Надо его из себя выдавливать, однако. И прямо сейчас мы прямо этим и займемся.

Начнем с заголовка. Жунщины -- это калька с английского womyn. Раньше женщины назывались по-английски woman, а мужчины, соответственно, man. Тем самым как бы подчеркивалась вторичность женщин -- вроде как мужчина, только с приставкой "во". Хотя любой непредвзятый наблюдатель скажет вам, что это мужчина -- женщина с во какой приставкой. Легенда в общих чертах такая -- Бог создал людей равными. Мужчин и женщин, белых и всех остальных. А затем белые мужчины, воспользовавшись удачным стечением обстоятельств, подмяли мир под себя, как "Машина времени", и начали гнуть свою линию, как группа "Сплин". Первым делом они установили высокую зарплату себе и низкую остальным. Далее они исказили язык таким образом, чтобы всячески подчеркнуть норму -- то есть себя -- и всех остальных как отступление от нормы, то есть патологию. Так на Божий свет появились негры вместо меланинодостаточных, дебилы вместо альтернативно мыслящих, калеки вместо альтернативно одаренных физически и женщины (вместо жунщин).

То есть оказалось, что дискриминация возможна еще и по половому признаку. И не только в языке. А, например, при приеме на работу. Женщины получают меньше, и берут их менее охотно. Возьмите те сферы общественной жизни, где самые большие заработки (нет, вы неправильно подумали, не шоу-бизнес) -- политику. Какой процент занимают женщины в правительствах? В парламентах? В руководствах крупнейших финансовых корпораций? Политкорректность вступила в бой. Были введены процентные нормы. В нескольких европейских парламентах женщин уже больше, чем мужчин. Хиллари Клинтон прочат в президенты.
Потом оказалось, что границы действия политкорректности требуют дальнейшего расширения, ведь свинские мужские шовинисты пролезли даже в святая святых, в Библию.

Креста на них нет
По сообщениям интернет-агентств, Международное библейское общество объявило о намерении выпустить новое издание Священного Писания, так сказать исправленное и дополненное. Все эпитеты, несущие отпечаток "мужского шовинизма", будут заменены на нейтральные. К примеру, выражение "сыны Божьи" будет заменено на выражение "дети Божьи". Новый Завет выйдет в апреле следующего года, Ветхий -- в 2005 году. В подготовку нового издания Библейское общество вложило два миллиона долларов.

Представители Библейского общества подчеркивают, что новый вариант отнюдь не обязательно вытеснит предыдущий. Кроме того, было бы неправильно сводить работу над изданием только к "проблеме полов": 70 процентов внесенных изменений никак не связано с половой принадлежностью. Вполне возможно, что будет исключено выражение "страха ради иудейска", как заведомо оскорбительное. Ну и с сирыми и убогими авторы в свое время погорячились.

Ошибку древних уже исправляют. Работы хватит надолго. Это вам не негров черномазыми обзывать. Пьесу "Горбун из Нотр-Дама" переименовали в "Звонаря из Нотр-Дама". Роман Агаты Кристи "Десять негритят" -- в немецком издании "И не осталось никого". Чернокожие американцы протестуют против постановки "Отелло". Им не нравится, что в финале трагедии показано, как мавр убивает белую женщину. Поскольку Шекспир был еще и завзятым антисемитом (один Шейлок чего стоит), его пьесы имеют все шансы покинуть театральные подмостки Европы и Америки. И это только начало.

Предварительные итоги
Как известно, самое трудное в этой жизни -- прекратить чесать там, где чешется. Борьба за права меньшинств и за сочувственное внимание к их проблемам постепенно превратилась в борьбу меньшинств с большинством. И от такой борьбы большинства вообще может не остаться. Все распадется на четко определенные социальные группки.

Стремление никого не обидеть, доведенное до логического завершения, приводит к выхолащиванию сути жизненных процессов. Отражается это в первую очередь в языке. В Соединенных Штатах не так давно вышла книга Дианы Равич "Полиция языка". Книга содержит, в частности, слова и выражения, которые никогда не встречаются в американских школьных и университетских учебниках. Нет, это не матерные слова. Это, например, "Бог", "ад", "слепой", "старик", "варвар", "домохозяйка", "сова", "игрок в гольф".

Любые религиозные термины обижают атеистов. Слова "слепой", "хромой" и "косой" -- нож острый для слепых, хромых и косых. Сова -- тотемная птица угнетенных индейцев. А корова, кстати, священное животное для большинства индусов. Пожилые люди обижаются на слово "старик". Из одной хрестоматии был выброшен рассказ про арахис, потому что есть люди, у которых на арахис аллергия. Крупнейшая американская торговая сеть Wal-Mart прекратила продажу "журналов для мужчин". Женщины обижались.

Ну, и отдельная песня -- это всяческие намеки на достаток и процветание. Яхты, гольф. Не все могут позволить себе яхту или членскую карточку гольф-клуба, а стало быть, и говорить об этом нечего.
Это конец Великой Американской Мечты. К чему стремиться, если все самое вкусное под запретом? То есть, сколотив капиталец на защите прав меньшинств (самый распространенный путь к преуспеянию на сегодняшний момент), можно, конечно, жрать устрицы со сгущенкой, но под одеялом и с фонариком.

С другой стороны, это чистый бизнес. Книгоиздатели сами кастрируют книги, стремясь потрафить как можно большему числу читателей. Чем меньше оскорбительных намеков и грустных ассоциаций, тем, соответственно, больше шансов, что слепой черный инвалид не отбросит книжку с негодованием.

Как это по-русски
А никак. У нас есть вежливость, учтивость, тактичность. То есть у нас всего этого повсеместно нет на практике, но всегда имеется в виду -- в идеале. Если ввести уголовное наказание или административный штраф за показывание кукишей, то все будут ходить с кукишем в кармане назло закону. Мы не территория закона, мы территория любви. И самая популярная группа у нас -- та, чьи тексты официально запрещены в эпоху тотальной свободы слова. Что не мешает супруге президента приплясывать под сакраментальное: "Когда переехал, не помню, наверное, был я бухой! Мой адрес не дом и не улица, мой адрес сегодня такой! Даешь интернет, бл...!"

Вот если действительно не хотим обидеть, так доходим до того, что даже слово "еврей", абсолютно лексически не окрашенное, стараемся вслух не произносить. Особенно если рядом один-два еврея находятся, рассуждающих о "нас, русских".

В одной избирательной кампании была такая технология применена, не самая белая, но забавная. Вышла листовка следующего содержания: "Поддержите нашего кандидата имярек! Он слепой умственно неполноценный чеченец-гомосексуалист. Если он проиграет эти выборы, вам всем будет очень стыдно!"

На благословенном Западе такого текста было бы достаточно, чтобы обеспечить кандидату победу. Кандидата поддержала бы Ванесса Редгрейв и принял бы в Белом доме альтернативно интеллектуально развитый Джордж Буш. При условии, конечно, если бы кандидат поддерживал истинные ценности. Например, был бы поборником политкорректности.
А что, собственно, ему остается?

 


Автор: Андрей АГАФОНОВ
http://subscribe.ru/archive/science.news.nauka/200308/08102326.html  
 

Добавить комментарий



03.08.2009 Новая статья
На сайте появилась новая статья ""Железная маска" Ивана Грозного"