Поиск: 

Про кукол


Кукла -- первое, что мы учимся в детстве оживлять. Первый предмет в маленьком детском мире, по отношению к которому каждый из нас выступает Гарри Поттером. Мы используем магическую силу, которая заставляет куклу -- или позволяет ей, как узнаешь? -- говорить, обижаться, идти гулять, спать и просыпаться... Собственную волшебную силу, о которой мы потом будем тосковать, запертые в беспробудном реализме взрослой жизни, и которой где-то в глубине души будем бояться. Потому что, узнавая с каждым годом все больше, мечтая -- все меньше, мы наконец шагаем за черту, после которой уже не верим в собственное волшебство. И ничего не можем оживить, даже лица с фотографий. С этих пор кукла опасна, как бывают опасны зеркала. Потому что она все еще может задеть в нашем сердце что-то сокровенно-обезоруживающее.

Кукла -- кусочек из детства человека и мира. Первыми безыскусными подобиями человечков живые пытались установить связь с миром мертвых. Примириться со СМЕРТЬЮ -- не только со смертью близких, но с самим фактом смертности. Умирания. Растворения за чертой, где творится непонятно что. И вот свободное от условностей воображение одного из неандертальцев (или сразу многих -- хорошие идеи как будто одновременно приходят всем) подсказало: если вырезать человеческую фигурку из дерева или из кости, в нее, наверное, по принципу сходства и поселится душа умершего предка. И никуда не уйдет -- значит, нет этого хаоса небытия. Конечно, фигурки не вечны. Но древнейшие из них, найденные в раскопках на Урале (там, где предполагают город Заратустры) и в Чехословакии, насчитывают 30--40 тысяч лет. Впечатляющий срок для вместилища души, в теле она хранится намного меньше.

Фигуры подобны...

Только на первый взгляд идея переселения души в глиняного человечка сомнительна. Если вспомнить чистую геометрию, в ней есть принципы подобия многоугольников. Например, большого и совсем маленького. Если треугольники подобны -- для них будут одинаково верны некоторые правила. Более того, хотя геометрия как точная наука не претендует на такие зыбкие обобщения, может статься, признание их подобия устанавливает между ними какую-то связь... Человек и кукла. Человек и его контур.
До сих пор шаманы клянутся, что душу умирающего человека можно задержать ритуалами, перенести ее энергетический контур на фигурку-идола и все время иметь под рукой. Ходят слухи, что в одном из африканских племен колдуны, обращаясь к помощи "одушевленных" фигурок, вызывают настоящие маленькие пыльные ураганы, оживляют покойников, делая из них что-то вроде зомби -- они двигаются, но не разговаривают, кровь не пьют, но солнечного света боятся. Утверждают даже, что кое-кто из европейцев их видел. В Африке мужчина-вдовец сам вырезает куколку умершей жены и хранит ее потом всю жизнь, даже когда женится повторно. Иногда ставит перед ней тарелочку с едой. И, вероятно, жена-куколка часто выигрывает в сравнении с реальной. У индейцев узаконен ритуал с оттенком тихого безумия -- когда у женщины умирает младенец, она кладет в колыбель деревянного пупса, кормит его, пеленает...
Первые шаги магии -- кукольные шаги. Странная закономерность -- у северных племен куклы назначались ответственными за рождение детей и плодовитость, а у южных -- за смерть и загробное существование. Например, у манси и якутов куколки, вырезанные с беременными животами, передавались от матери к дочери и прятались под подушкой во время родов. Куклу набивали опилками, если с ее хозяйкой происходило несчастье, опилки меняли на свежие.
А в Египте великолепно вырезанные костяные куклы (с настоящими волосами -- считалось, чем волосы у куклы длиннее, тем больше ее магический потенциал) считались проводниками в потустороннем мире. Почему-то особенно важно было, чтобы у таких проводников двигались головы и ножки. Они должны были увести душу к самому Эдему...

Королевская охота

А чудовищные мистические ритуалы Средневековья и эпохи Возрождения! При дворе, где от милостивого кивка государя зависело богатство, честь и жизнь, только у самой безнадежной придворной дамы не было восковой фигурки с короной, которую полагалось тыкать иголкой в сердце, обливать духами, кровью черной жабы и вообще всеми мыслимыми жидкостями. Будем справедливы -- откровенно некрасивым это не помогало. Но и роскошные красавицы относились к кукольным играм серьезно -- на "любви короля" доморощенные парижские и лондонские колдуны зарабатывали состояния. "Маркиза жадно схватила фигурку и впилась глазами в старуху. "Вы... можете сделать так, чтобы король завтра предложил мне кресло? О, хотя бы скамейку для ног!"
Инквизиторы, впрочем, не дремали. Они преследовали колдунов, театры марионеток (кукольный театр -- ритуал насквозь языческий, и чтобы смириться даже с христианскими мистериями, церковь совершила над собой мучительное усилие) и под шумок самих придворных дам. Не за одних только кукол -- королевские фаворитки со временем становились чертовски неразборчивы в средствах, участвуя в черных мессах, используя уже не только кукол, но и живых младенцев, кислоту и яды. Но, логично замечали первосвященники, зло началось-то все-таки с кукол... Нескольких неугомонных придворных дам Екатерины Медичи и позже, при дворе Людовика ХIV, пришлось даже арестовать и казнить -- неизвестно, что за шаманские ритуалы осваивали красотки в напудренных париках, но по словам очевидцев, дамы из свиты Медичи умели "заставить фигуры двигаться и пророчествовать, так что они не могут быть иным, нежели дьяволами".
Кстати, после этого театральных марионеток казнили с жестокостью даже большей, чем еретиков и ведьм. Их пытали, обезглавливали, сжигали, топили... вот еще одно достоинство кукол -- их можно уничтожать многократно, и в этом смысле они удовлетворяют мучителя лучше, чем живой человек. Инквизиторы с наслаждением разбивали даже пандор -- фарфоровых куколок, которых привозили в провинцию для демонстрации новейших парижских мод. Впрочем, моды Парижа -- это тоже от лукавого, любой мужчина в этом уверен, а священники -- всего лишь мужчины.

Кукла Маша, кукла Даша

Именно в эпоху Возрождения "куколка" -- стало обозначением красоты определенного рода, эталонной, но как бы не всерьез, безопасной девичьей красоты. Кукла хотела выглядеть беззащитной. Ей нужно было выглядеть глупой игрушкой женщин и детей, а между тем английское слово doll -- это сокращение греческого eidolon -- идол. И творческое воображение кукольников доказало это лучше всего другого -- зрители кукольного театра верят актерам из тряпки и дерева даже больше, чем любые другие зрители. В кукольном театре зритель всегда ребенок, сколько бы ни было ему лет, и, принимая условность персонажей, он сам включается в игру как полноправный актер. Балаганы на Руси, все эти Петрушки и Скоморохи были для бесхитростных зрителей чем-то вроде церковной службы -- в них верили так же слепо и отчаянно. Положительный герой Петрушка постоянно воровал, или убивал купца топором, или обманывал невинную девицу -- вполне земной идол, который подсказывал, как правильно вести себя в житейской обстановке. В то время как христианский бог вознесся в какие-то совсем уж нечеловеческие дали, языческие куклы опустились в самую гущу событий. Они не требовали молитв, зато имели доступ к самым сокровенным чувствам и желаниям. Нашим желаниям.
С куклой ребенок общается, как с другом или как с врагом. С ней он может проигрывать любую ситуацию -- ссора с врагом из детского садика, урок, встреча с друзьями, свадьба. Нет ничего более завораживающего, чем подглядеть за ребенком, играющим с куклами, и подслушать его лепет -- в котором отражаются все уроки, полученные за день, все выхваченные малышом предрассудки и страхи окружающего мира, которые с большим успехом отравят ему жизнь лет через 15--20.
Психологи утверждают, что ребенок отождествляет себя с куклой. Она вводит в детский мир новые смыслы, может усилить или скрыть реальный образ, помочь выдумать и надеть первую в жизни психологическую маску (да-да, куклы могут быть оборотнями). Фрейдисты вообще говорят, что, играя с куклой, человек работает с архетипом, называемым Тенью. "Тень" -- это то, что сам человек в себе не видит и не хочет признавать.
А представьте, сколько нелепых, неловких подробностей куклы могли бы порассказать о нас... какие дурацкие истории мы разыгрывали, какие глупые слова заставляли их говорить. Они настоящие шпионы -- шпионы замочных скважин. Психологи время от времени заново начинают спорить (от скуки, не иначе), а не вредна ли кукла для хрупкой детской психики и не заставляет ли она ребенка жить социальной жизнью раньше срока? Ну, во-первых, социальная жизнь все-таки не сексуальная, а во-вторых -- дети, избавленные от пошлого меркантилизма и жестокости социальной жизни лет до 7--8, испытывают потом гораздо больший культурный шок, будто их взяли и окунули со всего размаха в кислоту.

Ты построил кукольный дом...

Новейшие философы утверждают, что мы живем в игровом пространстве. В ситуации глобального спектакля -- карнавала масок и событий, которые вообще-то кажутся невероятными, но почему-то случаются. В наш век "весь мир -- театр" гораздо больше, чем в эпоху Шекспира. Шоу-политика, шоу-СМИ, шоу-бизнес и такие же право и культура. Принять современное общество -- значит расшифровать его "правила игры" и согласиться с ними. Главное правило -- все условно и каждый из нас немного кукла. Чтобы не сойти с ума, нужно расстаться с уверенностью, что мы на самом деле, а не понарошку.
Самое модное явление современности -- "айстопперы", живые манекены. Люди-актеры, одетые и выкрашенные каким-нибудь невероятным образом -- под робота, бронзовую статую, фарфоровую статуэтку. Механические движения, нечеловеческая пластика, а может быть, они вовсе не люди, а только удачная выдумка рекламистов...
Они такие разные -- костяные фигурки с выразительными физиономиями и тряпичные куклы с расплывшимися лицами, в которых еле-еле можно уловить характер. Из пучка соломы, из воска, из расписного фарфора. Твердокаменные пластмассовые куклы из советских магазинов, помните? Тряпичные Петрушки для балагана и тонкие японские марионетки. Куклы для красоты или для какой-то сакральной пользы. Бумажные, цветочные...
Да, и цветочные -- в Японии каждую осень проводят шоу "Куклы из хризантем", где куклы в человеческий рост в национальной одежде сплетены из сотен тысяч крошечных цветков хризантем. Фигуры не просто создаются, они разыгрывают исторические сцены и даже меняют выражение лица, когда хризантемы вянут. Японские цветочные куклы так похожи на людей -- тем, сколько усилий в них вложено, и своей хрупкой трогательной смертностью...
Самые прекрасные куклы -- смертны. Но и самые прекрасные куклы не прекраснее человека. Кукла -- наше земное отражение.

Коротко
* Почему-то принято думать, что кукла -- это девичья забава, а мальчикам полагается играть в машинки. Но если у мальчишки нет ни одной куколки-человечка -- это тревожный симптом и повод сходить к психологу.
* Модные коллекции кукол довольно бессмысленны, как любые другие коллекции. Становясь предметом в экспозиции, фигурка теряет свою главную способность -- решать сокровенные вопросы детской души. Особенно глупы и вредны разряженные куклы-барышни, которых не позволяют ни раздевать, ни купать, ни стричь. Итальянский профессор Колоцци говорил о таких: "Каждая нарядная кукла делает одну девочку высокомерной, а сто других -- завистливыми".
* О Барби принято говорить либо плохо, либо ничего. А между тем дети любят пластмассовую фотомодель. И сколько бы ни говорили психологи, что Барби насаждает ценности потребления и пустой внешней привлекательности (только потому, что для Барби придумана машина, мебель, ванная и кухня). Ну так вот -- внешняя привлекательность не теряет и с возрастом значения, и еще Достоевский писал: "красота -- страшная сила... здесь дьявол с богом сходится в сердце человека". А каким содержанием наполнить силиконово-резиновую красоту куклы Барби -- вопрос воспитания.


Автор: Анастасия РУБЦОВА
http://subscribe.ru/archive/science.news.nauka/200412/02000752.html#6  
 

Добавить комментарий



03.08.2009 Новая статья
На сайте появилась новая статья ""Железная маска" Ивана Грозного"