Поиск: 

Крыса с перьями.


Они не просто умные птицы, а очень умные: по интеллекту не уступают ни обезьянам, ни дельфинам, и не зря об их уме ходят легенды. Еще в древности удивлялись тому, как ворона, найдя на дне дупла немного воды, принималась бросать туда камни -- чтобы поднять уровень воды. И в наше время мало кто останется равнодушным, увидев, как ворона зачерпывает воду из колодца зажатым в когтях пластмассовым стаканчиком или кладет на трамвайные рельсы очень твердый сухарь -- чтобы раскрошить его.

Дым копченостей им сладок и приятен...

Раньше никто и представить не мог, что когда-нибудь черные и серые вороны станут неотъемлемой частью городского пейзажа. Они считались относительно редкими птицами: гнездились в безлюдных местах, чаще -- в поймах рек и слыли этакими отшельниками. Жили скромно, питались насекомыми, охотились на разную мелкую дичь и старались особо не "высовываться", ибо сами были объектом охоты пернатых хищников. Словом, в птичьем мире поддерживалось биологическое равновесие.
Но вскоре пришли новые времена, а с ними -- новые люди, которые величали себя "преобразователями Природы". Для начала они поделили животных на вредных и полезных. Ястребы, коршуны и другие пернатые хищники были признаны вредными: они, дескать, не только уничтожают лесную и полевую дичь, но и воруют домашних кур, гусей и уток, что, безусловно, вредит социалистическому хозяйству. А с вредителями разговор короткий -- пуля, и тысячи охотников, простимулированные льготами и премиями, стали с оптимизмом смотреть в оптические прицелы.
В итоге вороны расплодились до чрезвычайности, нарушив тем самым биологическое равновесие: каждой вороне, чтобы насытиться и накормить свое потомство, надо каждый день уничтожать по несколько десятков чужих яиц или птенцов! Не удивительно, что очень скоро перед огромной черно-серой массой замаячил призрак голода. И тогда вороны решили: лучше жить тяжело, чем плохо, и подались в города, откуда вместе с гарью и копотью доносились призывные запахи еды.

Где "совок", там и мусор.

Города предстали перед ними в виде большой и в чем-то неожиданной халявы. Содержимое мусорных баков и помоек тогда весьма отличалось от нынешнего -- народ жил небогато, питался просто, да и сам был простоват: остатками дешевых продуктов благоухали не только баки, но и дворы, особенно возле общежитий, которые были сплошь усеяны объедками и огрызками.
Этот пищевой Клондайк тысячи голодных пришельцев сразу объявили своей собственностью. С конкурентами -- ласточками, воробьями, синичками -- вороны не церемонились: пожирали их яйца, птенцов, а иногда и взрослых птиц. Затем, осознав свою силу и не довольствуясь одними лишь объедками, стали совершать налеты на окрестные птицефермы, где от души лакомились молодняком.
Вот тут-то "преобразователи" и посмотрели на пернатых бандитов нехорошими глазами, но иного способа регуляции численности, кроме отстрела неугодных, они, увы, не знали. Опять загрохотали ружья -- на этот раз в городах и пригородах. И снова охотников щедро простимулировали: за определенное количество уничтоженных ворон вручались лицензии на отстрел ценного зверя. Но можно ли охотничьими ружьями перестрелять миллион ворон (именно столько их зимует в крупных городах)? Конечно, нет. Тем более что взамен убитых ворон на освободившиеся места тут же прилетали новые, и конца этому не было.

"Неплохо бы рюмочку"...

С той поры много воды утекло, но вороны по-прежнему не собираются покидать города. Более того, они так вписались в городскую цивилизацию, что появились основания говорить о новом -- городском -- виде ворон. Их гнезда стали настоящими произведениями строительного искусства, где замысловато переплетены не только ветки, но и проволока, вата, бумага, ткань и другие высокотехнологичные материалы. Не редки гнезда, целиком свитые из алюминиевой проволоки, а бывает, что в ход идет даже колючая проволока!
Сельские вороны тоже не лыком шиты. Они, например, сооружают из веточек маленькие плотики и на них добираются до плавающей на поверхности пруда икры лягушек! Да и охотятся сельские с большой выдумкой. Известны случаи, когда для облавы на мышей они ловко использовали свиней: поняв, что мыши привыкли к соседству с хрюшками и потому не обращают на них никакого внимания, вороны усаживались на широкие свинячьи спины, и в итоге свиньи оставались без соседей...
Как городские, так и сельские вороны обладают даром звукоподражания. Они могут, в частности, ловко копировать человеческие голоса. Одна ворона время от времени принималась кашлять по-стариковски? а, "откашлявшись", обязательно произносила прокуренным голосом весьма богатую фразу: "Неплохо бы и рюмочку..."
Умеют они и лаять по-собачьи, а в городе это делают особенно часто -- для развлечения. Запомнив кличку какой-нибудь собаки, голосом хозяина подзывают ее к себе. А затем дразнят, воспроизводя некий обидный для собак лай.

Обделался легким испугом...

В городе вороны перестали бояться хищных птиц. Если раньше они прятались от ястреба, то теперь можно наблюдать другую картину: стая взмывает в воздух и начинает гонять хищника так, что у того перья летят. А при случае могут атаковать и беркутов!
Полагают, что способность к согласованным действиям у ворон появилась не так давно -- для этого необходим руководитель и четкая иерархия, чего раньше у них не замечали. Например, при нападении на гнезда крупных птиц одни члены стаи атакуют, скажем, курицу-наседку, а другие тем временем утаскивают птенцов. Совместными усилиями вороны успешно охотятся на молодых зайцев, белок и даже котов.
Да что там коты или зайцы! В Германии стая голодных воронов (ворон крупнее вороны: размах его крыльев достигает 1,20 м, вес -- более килограмма) напала на мирно пасущихся овец. Итог: 17 овец погибли, остальные были сильно ранены. Интересно, что оказать действенную помощь своему стаду пастухи просто не могли: в этой области (земля Баден Вюртемберг) ворон защищен Законом об охране природы!
Однако вороны не только охотятся группой, но и развлекаются. Однажды три вороны уселись на заборе неподалеку от собачьей будки. Пес, не обращая на них никакого внимания, продолжал увлеченно грызть кость. Тогда две вороны спрыгнули на землю и сделали вид, что хотят отобрать эту кость. Пес начал на них бросаться, а в это время третья шельма, ловко спланировав, отхватила из собачьего хвоста изрядный клок шерсти и вернулась на забор. Пес взвыл и бросился на обидчицу, забыв про двух первых ворон. А те тут же атаковали оставленный без присмотра хвост и тоже урвали по клоку. Пес опять повернулся к ним, подставив несчастный хвост вороне с забора. Та опять спланировала и снова вырвала клок шерсти. Пес, разумеется, бросился на нее, и все повторилось сначала. Так и крутился бедняга, пока не понял, что можно вовсе остаться без хвоста. Скуля от огорчения и боли, он убрался в будку, а шутницы сбросили на нее вырванную шерсть и с веселым карканьем улетели.
Вороны легко запоминают людей, особенно тех, кто нанес им какой-нибудь ущерб, -- они очень мстительные создания. Известен случай, когда в одном из московских дворов вороны разбили окно в квартире мужчины, который накануне разорил их гнездо. Но и после этого ему еще долго не давали спокойно пройтись по улице.

Когда дни пропадают не зря.

Ошибочно думать, что питание городских ворон зависит лишь от наполнения мусорных баков: их природная смекалка не даст умереть с голоду, даже если эти баки когда-нибудь исчезнут. Давно замечено, что вороны, ловко орудуя веточками или прутиками, достают насекомых из-под коры деревьев. Когда новозеландские биологи внимательно рассмотрели вороньи орудия труда, то были немало удивлены: эти веточки оказались специально изготовленными приспособлениями -- щупами, крючками... Ученые сделали однозначный вывод: такие инструменты не под силу сделать даже ближайшим родственникам человека -- шимпанзе. Особенно поразил их конусообразный щуп с острием на конце и целым рядом мелких крючков вдоль боковой поверхности, заостренных в обратную сторону. Не всякий инженер придумал бы такую идеальную конструкцию для добывания пищи из труднодоступных мест.
Словом, городские вороны не испытывают особого страха перед будущим. А в свободное от охоты время они научились культурно отдыхать и вовсю наслаждаться городской жизнью.
Их слабость -- крыши. Выбрав какую покруче, они забираются на самый ее верх и скатываются вниз на "пятой точке", выставив вперед лапки -- для торможения. Лет 20 назад в газетах писали, что для подобного развлечения вороны облюбовали храмы Московского Кремля. Одна за другой они подлетали к сверкающим куполам и, присев на лапах, радостно скользили по гладкой позолоте, а затем взмывали в воздух. Священнослужители были весьма недовольны: катаясь, вороны обдирали лапами сусальное золото.
Бывает, что вместо катания они подбирают подходящий по весу камень, взлетают повыше, а потом пикируют по направлению к жестяной крыше и точно бросают на нее свою "бомбу", наслаждаясь грохотом и бурной реакцией жильцов.
Есть у них и безобидные забавы. Например, перебрасываться в воздухе предметами. Одна ворона взлетает повыше и бросает что-нибудь вниз. Другая у самой земли подхватывает это клювом или когтями, взмывает ввысь и тоже бросает. Игра может продолжаться довольно долго.

Человек звучит гордо, а ворона -- перспективно.

Хотя ворону часто и, в общем-то, справедливо называют городским санитаром, но сама она, с санитарной точки зрения, не что иное, как крыса с перьями. Например, никогда не болея бешенством, она может нести эту заразу на клюве, поскольку нередко питается падалью, в том числе павшими от болезней животными. Поэтому немедленно обращайтесь к врачу, если ворона поранила вас до крови. Другая опасность -- грипп: обнаружена связь ежегодных эпидемий с осенне-зимними наплывами ворон в города.
Можно ли уменьшить их численность? Можно. Есть, конечно, специальные методы (не отстрел!), но главное -- поддерживать чистоту во дворах и на улицах. Это, безусловно, даст эффект, однако горожане должны помнить, что ворона, повторюсь, птица очень умная.
Когда в лаборатории биологического факультета МГУ подопытной вороне на выбор предлагались две большие кормушки с разным количеством червячков, она всегда выбирала ту, где пищи больше. Это понятно. А непонятно то, что ворона никогда не ошибалась, даже если разница была в один червяк! Например, 199 и 200. Причем выбор делала мгновенно. Люди же без долгого пересчета с этим заданием не справлялись.
Э. Джарвис из университета в Северной Каролины считает, что вороний мозг -- сложный центр обработки, который напоминает человеческий.
Уже первые эксперименты показали, что по своим познавательным способностям вороны превосходят не только многих млекопитающих, но по ряду показателей они выглядят, увы, предпочтительнее даже некоторых людей...


Автор: Олег КРАСНОВ
http://subscribe.ru/archive/science.news.nauka/200612/14000847.html  
 

Добавить комментарий



03.08.2009 Новая статья
На сайте появилась новая статья ""Железная маска" Ивана Грозного"